А-П

 Русский драматический театр в Петербурге 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Мерфи Уоррен

Дестроер - 33. Остров Зомби


 

Здесь выложена электронная книга Дестроер - 33. Остров Зомби автора, которого зовут Мерфи Уоррен. В библиотеке ulib.info вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Мерфи Уоррен - Дестроер - 33. Остров Зомби (причем без регистрации и без СМС)

Размер файла: 117.16 KB

Мерфи Уоррен - Дестроер - 33. Остров Зомби - бесплатно скачать книгу



Дестроер – 33

OCR Сергей Васильченко
«Ричард Сэпир. Уоррен Мерфи. Дестроер. Остров зомби. Цепная реакция. Последний звонок.»: Издательский центр «Гермес»; Ростов-на-Дону; 1995
ISBN 5-87022-082-3, 5-87022-102-1
Оригинал: Warren Murphy, “Voodoo Die”
Перевод: В. Бернацкая
Аннотация
Римо Уильямс и Чиун сталкиваются с могуществом властителей “вуду” — ужасающей Карибской магии — и коварством диктатора, угрожающего всему миру.
Непобедимый дуэт — Дестроер и Мастер Синанджу, — чтобы сохранить жизнь себе и людям Земли, превращается в трио, прибегая к помощи Руби Гонсалес — красавицы-мулатки, агента ЦРУ.
Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир
Остров Зомби
Глава первая
Ничто в прошлом преподобного Прескотта Пламбера не предвещало, что в один прекрасный день он обретет способность с легкостью отправить на тот свет всякого, кого пожелает. Да и сам он только добродушно улыбнулся бы, если бы ему сказали, что он скоро изобретет оружие невиданной силы.
— Господь с вами! Я и война? Нет, я против войны. Ненавижу страдания. Потому я и стал врачом, хочу служить Богу и людям. — Он непременно сказал бы что-нибудь в этом роде, если бы не кончил жизнь, превратившись в жалкую лужицу на дворцовом полу.
Отправляясь на небольшой покрытый тропической растительностью островок вулканического происхождения, расположенный к югу от Кубы и к северу от Арубы — в стороне от морских путей, где в свое время бесчинствовали английские пираты, грабя испанские корабли с сокровищами и простодушно называя этот грабеж войной, — преподобный доктор Пламбер объяснял своему приятелю, также выпускнику медицинского колледжа, что единственное достойное дело для врача — служить Богу и людям.
— Чушь собачья! — отозвался с некоторым отвращением сокурсник. — Я выбрал дерматологию и объясню, почему. Это не хирургия, где вознаграждения не дождешься. И никто не станет будить тебя в четыре утра, чтобы срочно вскрыть прыщ. Дерматолог полностью располагает своим временем — твои дни и твои ночи принадлежат тебе, а у пациентов, которые хотят иметь гладкую, как шелк, кожу, обычно денег куры не клюют.
— Я хочу отправиться туда, где люди страдают, где они болеют и мучаются, — настаивал Пламбер.
— В этом есть что-то нездоровое, — предупредил его сокурсник. — Тебе надо проконсультироваться с психиатром. Лучше займись дерматологией, послушайся моего совета. Своя рубашка ближе к телу.
В национальном аэропорту Бакьи преподобного Пламбера встречали сотрудники миссии, приехавшие на стареньком многоместном «форде». С непривычки Пламбер обливался потом. Его доставили в министерство здравоохранения. Он дожидался приема в комнате, стены которой были увешаны впечатляющими диаграммами снижения детской смертности, улучшения качества питания и врачебной помощи. Приглядевшись внимательнее, Пламбер обнаружил, что диаграммы эти отражают положение дел в городе Остине, штат Техас, причем название города было кое-как замазано, а поверх написано «Бакья».
Министр здравоохранения задал новому доктору, который будет работать в миссии, расположенной высоко в горах, лишь один, но важный вопрос.
— У вас есть что-нибудь взбадривающее, доктор?
— Вы о чем? — спросил растерявшийся Пламбер.
— Ну, такие красненькие... Вы привезли? Или зелененькие? Лично я предпочитаю зелененькие.
— Но вы же говорите о наркотиках!
— Ну и что? Мне они для здоровья необходимы! И если я их не получу, то лучше тебе, гринго, убираться назад в Штаты. Ясно? А? Так что вы мне, доктор, пропишите от бессонницы? Красненькие или зелененькие? И чтобы днем быть пободрее?
— С другой стороны, если поразмыслить, вы действительно нуждаетесь и в тех и в других, — согласился доктор Пламбер.
— Отлично. Попозже подгоните сюда пикапчик красненьких и зелененьких.
— Но это уже целая незаконная операция с наркотиками!
— Ну это вы загнули, доктор. Что можно взять с нас, бедной развивающейся страны? А вы, собственно, чем собираетесь здесь заниматься?
— Спасать детей.
— Доллар — ребенок, сеньор.
— Как, я должен платить вам доллар за каждого спасенного ребенка?! — Не веря своим ушам, доктор Пламбер недоуменно покачал головой.
— Эта страна — наша. И порядки здесь — наши Может, вам не по душе наша культура, сеньор? Вы насмехаетесь над нашими традициями?
Нет, такого у доктора Прескотта Пламбера и в мыслях не было. Он приехал сюда спасать жизни и души людей.
— Так и быть, души спасайте бесплатно. А вообще вы мне нравитесь, вы — мой северный брат, да и все мы — одна семья американских народов, так что спасайте детей за двадцать пять центов с каждого или пятерых — за доллар. Кто вам еще предложит такую выгодную сделку?
Доктор Пламбер улыбнулся.
Миссия располагалась в горах, занимающих всю северную половину острова. Здание больницы было сложено из вулканического туфа и крыто железом. Электроэнергию давал собственный генератор. На самом острове электричество было лишь в одном городе — в столице Сьюдад Нативидадо, названной так испанскими «кабальерос» в честь Рождества Христова. Таким образом они запечатлели благодарную память за пять раздольных лет — с 1681 по 1686, — когда грабили и насиловали в свое удовольствие.
Очутившись на территории миссии, доктор Пламбер с удивлением услышал отдаленную барабанную дробь и решил, что, скорее всего, местные жители таким способом извещают друг друга о прибытии нового врача. Но барабаны не умолкали. Дробь звучала непрерывно, с утра до вечера, сорок ударов в минуту, никогда не выбиваясь из ритма и своей монотонностью доводя доктора Пламбера до головной боли.
Неделю он просидел в миссии, ожидая пациентов, но никто не приходил. И вот однажды барабаны замолкли. За это время барабанная дробь успела стать частью его жизни, и сначала доктор Пламбер не понял, что случилось, что изменилось вокруг. Лишь спустя некоторое время он осознал, что произошло, — воцарилась тишина.
А в ней доктор услышал новый непривычный звук. Шаги. Он поднял глаза от своего рабочего стола, установленного на свежем воздухе, за которым доктор разбирал медицинские карточки персонала миссии. К нему приближался голый до пояса старик в черных штанах и цилиндре. Старик был крепкий, но небольшого роста, его кожа имела светло-коричневый оттенок.
Пламбер резво вскочил на ноги и протянул руку.
— Рад видеть вас. Чем могу быть полезен?
— Ничем, — ответил старик. — А вот я могу. Меня называют Самди.
По словам старика, он был «хунганом» — святым человеком здешних гор — и, прежде чем разрешить своему народу лечиться у доктора, пришел познакомиться с ним.
— Я хочу только одного — лечить их тела и спасать души, — сказал доктор Пламбер.
— Не так уж и мало, — с улыбкой отозвался старик. — Так и быть, лечите тела, но не трогайте души. Души принадлежат мне.
Доктору Пламберу пришлось согласиться, так как эго был единственный шанс заполучить пациентов. Во всяком случае какое-то время он не будет склонять местных жителей поменять религию...
— Прекрасно, — сказал Самди. — У них прекрасная религия. Завтра больные придут к вам.
И, не сказав больше ни слова, старик удалился. Как только он покинул территорию миссии, барабанный бой возобновился.
На следующий день к доктору пришли первые пациенты, а вскоре они повалили валом. И Пламбер с головой ушел в работу, которая, он знал, предназначена ему свыше. Он лечил людей и добился на этом поприще значительных успехов.
Он оборудовал собственными руками операционную и, так как немного разбирался в электричестве, починил рентгеновский аппарат.
После того как он спас жизнь министру юстиции, ему разрешили спасать детей бесплатно. Однако министр не преминул сообщить доктору, что если тот спасет хотя бы двух хорошеньких девчушек, то пусть даст знать, их можно пристроить, когда они подрастут, лет в четырнадцать-пятнадцать, в хорошие отели, где те, если не заболеют, будут приносить не меньше двухсот долларов в неделю каждая, а это на острове — целое состояние.
— Но это же будут белые рабыни! — воскликнул возмущенный доктор Пламбер.
— Вовсе нет, светло-коричневые. Белых здесь днем с огнем не найти. А очень черные не столь высоко ценятся. Но если вам вдруг случайно попадется блондиночка, не выпускайте ее из рук, пришлите ко мне. Мы сделаем на ней большие деньги. Идет?
— Нет, не идет. Я приехал сюда, чтобы спасать жизни и души, а не потворствовать похоти.
Взгляд, которым министр окинул доктора, ничем не отличался от взгляда сокурсника, решившего специализироваться в дерматологии. Этот взгляд говорил, что Пламбер — ненормальный. Но Пламбера это не волновало. Пусть он дурак, но его «глупость» угодна Богу, он выглядит дураком лишь в глазах людей, которым еще не открылся путь к спасению.
Впрочем, дураком был как раз дерматолог. И министр здравоохранения тоже — ведь в этой благословенной темно-коричневой земле таилась некая субстанция, которую местные называли «мунг». Приложенное ко лбу, это вещество дарило покой и забвение. До чего же глупо, думал доктор Пламбер, употреблять наркотики, когда здесь сама земля дарует блаженство.
В течение нескольких лет, трудясь над тем, чтобы превратить маленькую амбулаторию в современную больницу, доктор Пламбер не переставал думать об этой субстанции. Проведя ряд опытов, он с удовлетворением убедился в том, что мунг не проникает в организм сквозь кожу и, следовательно, воздействует на мозг посредством какого-то излучения. Когда в миссию прибыла сестра Беатриса, она стала его ассистенткой. Этой молодой незамужней особе выпала честь оказаться первой белой женщиной, не подвергшейся в Сьюдад Нативидадо гнусным домогательствам. Впрочем, спасла ее вовсе не исключительная добродетель, а сальные слипшиеся волосы, очки с толстыми стеклами и выпирающие зубы, которые так и не поддались усилиям современных ортодонтологов.
Доктор Пламбер незамедлительно влюбился в нее. Всю жизнь он берег себя для той единственной женщины, которую полюбит, и сестру Беатрису он воспринял как дар небес.
Циничные жители острова могли бы заметить ему, что проработавшие три месяца на Бакье бледнолицые влюблялись в любую из белых женщин за пять секунд. Самые хладнокровные могли продержаться до двух минут, но не более.
— Сестра Беатриса, испытываете ли вы те же чувства, что и я? — вопрошал доктор Пламбер.
При этом его костлявые ладони становились влажными, а сердце от радостного волнения так и прыгало в груди.
— Если вы чувствуете глубокую депрессию, то да, — отвечала сестра Беатриса.
Она испытывала потребность страдать и переносить лишения во имя Иисуса, но страдания казались ей более возвышенными, когда она распевала гимны вместе с родственниками и друзьями в христианской церкви на родине. Здесь же, на Бакье, от бесконечной барабанной дроби у нее раскалывалась голова, а еще ей досаждали тараканы, в которых совсем не ощущалось божественной благодати.
— У вас депрессия, дорогая? — обрадовался доктор Пламбер. — Но Господь сподобил эту землю исцелять депрессию.
В маленькой лаборатории, которую доктор Пламбер оборудовал собственными руками, он приложил темно-зеленую массу ко лбу и вискам сестры Беатрисы.
— Это просто чудо, — признала сестра Беатриса.
Она моргнула раз, потом еще и еще. В ее жизни бывали периоды, когда ей приходилось принимать транквилизаторы — от них обычно клонило ко сну. Это же вещество мгновенно выводило из угнетенного состояния, но при этом не давало ощущения невероятного счастья, за которым последовала бы еще большая подавленность. Ничего чрезмерного, никаких крайностей. Депрессия уходила вот и все.
— Это чудо, — повторяла сестра Беатриса. — Нужно поделиться им с другими людьми.
— Невозможно. Компании по производству лекарств сначала заинтересовались, но ведь энергия мунга никогда не иссякает, его пригоршни хватит человеку навсегда, такое лекарство вечно. Нельзя будет заставить людей покупать его снова и снова. Думаю, они уберут любого, кто попытается ввезти препарат в Америку: ведь он погубит рынок транквилизаторов и антидепрессантов. Тысячи людей потеряют работу. Я лишу людей работы — так они мне объяснили.
— А может, связаться с медицинскими журналами? Пусть они просветят человечество.
— Я еще не закончил опыты.
— Теперь мы займемся этим вместе, — сказала сестра Беатриса, и в ее глазах зажегся азартный огонек.
Она представила себя в роли ассистентки преподобного доктора Прескотта Пламбера, великого миссионера-ученого, открывшего спасение от депрессии. Ей уже виделось, как она выступает на церковных собраниях, рассказывая о тяжелой изнанке миссионерского служения — об этой несусветной жаре, ужасных барабанах и вездесущих тараканах.
Насколько такая жизнь будет приятнее, чем прозябание в Бакье, этой гнусной дыре.
Доктор Пламбер покраснел. Он как раз планировал очередной эксперимент, собираясь облучить вещество.
— Если мы направим пучок электронов на мунг — а это, на мой взгляд, гликол-полиамин-силицилат — мы больше узнаем о его воздействии на структуру клетки.
— Чудесно, — восхитилась сестра Беатриса, которая не поняла ни слова.
Она настояла, чтобы он привлек ее к опытам. Прямо сейчас. Потребовала, чтобы облучение было как можно более сильным. И уселась на плетеный стул.
Доктор Пламбер поместил мунг в ящик над компактным и мощным генератором, обеспечивающим электричеством испускающие электроны трубки, улыбнулся сестре Беатрисе и, щелкнув тумблером... превратил ее в кисель, стекающий сквозь плетеное сиденье стула.
— Ох, — только и сказал доктор Пламбер.
Нечто похожее на густую патоку просочилось через то, что некогда было белой блузкой и ситцевой юбкой. Мерзкая жижа заполнила до краев туфли из искусственной кожи на толстой подошве.
В воздухе возник запах свиного рагу с рисом, простоявшего сутки при тропической жаре. Доктор Пламбер приподнял пинцетом краешек блузки. На шее сестра Беатриса носила небольшой опал на цепочке. С ним ничего не произошло. Не пострадали также лифчик и трусики. Целлофановый пакет в кармане юбки, в котором лежал арахис, сохранился, но сами орехи исчезли.
Очевидно, поток электронов, прошедших через загадочное вещество, обретал способность разрушать живую материю. Возможно, видоизменялась ее клеточная структура.
Несчастный доктор Пламбер, который нашел свою настоящую любовь, чтобы тут же потерять ее, добрался до столицы острова Сьюдад Нативидадо в состоянии, близком к помешательству.
Он тут же направился к министру юстиции.
— Я совершил убийство, — объявил он.
Министр юстиции, которого доктор Пламбер спас недавно от верной смерти, обнял плачущего миссионера.
— Нет! — вскричал он. — Пока я министр, мой друг не может совершить убийство! Кто эта коммунистка, эта террористка, от которой вы спасли миссию?
— Моя коллега. Сестра во Христе.
— Она, наверное, душила несчастного туземца?
— Вовсе нет, — печально отозвался доктор Пламбер. — Она мирно сидела на стуле, участвуя в эксперименте. Я не думал, что опыт убьет ее.
— Еще лучше. Значит, будем считать, что произошел несчастный случай, — рассмеялся министр. — Она погибла в результате несчастного случая, так? — Он хлопнул доктора Пламбера по спине. — Говорю тебе, гринго, пока я — министр юстиции, никто не посмеет сказать, что мой друг сел в тюрьму за убийство.
И началось. Вскоре и сам президент узнал, какие чудеса можно проделывать с помощью мунга.
— Это лучше всяких пуль, — заявил министр юстиции.
Сакристо Хуарес Баниста Санчес-и-Корасон выслушал его внимательно. Это был крупный мужчина, смуглолицый, с черными усами — они, топорщась, напоминали руль велосипеда, — глубоко посаженными черными глазами, толстыми губами и плоским носом. Пять лет назад он, наконец, признал, что в его жилах течет негритянская кровь, и теперь даже гордился этим, предложив столицу острова в качестве места конференций Союза африканского единства. Он любил повторять: «Братья должны встречаться со своими братьями», хотя прежде заверял белых гостей острова, что он «чистокровный индеец, без всякой примеси негритянской крови».
— Лучше пули ничего не бывает, — сказал Корасон и, причмокнув, высосал косточку гуавы из дупла переднего зуба. Время от времени он должен был появляться в ООН, представляя там свою страну. Обычно он делал это, когда у него появлялась нужда в дантисте. Всякую мелочь могли лечить духи, но с серьезными вещами он обращался только к своему дантисту — доктору Шварцу из Бронкса. Когда Шварц узнал, что Сакристо Хуарес Баниста Санчес-и-Корасон — тот самый Генералиссимус (с большой буквы!) Корасон, Кровавый карибский палач, Папа Корасон, Безумный диктатор Бакьи, один из самых жестоких и кровожадных правителей мира, он сделал единственное, что обязан был сделать дантист из Бронкса. Он втрое повысил гонорар и заставил Корасона платить вперед.
— А это лучше пули, — продолжал настаивать министр юстиции. — Раз — и ничего!
— Мне не нужно «ничего». Должны оставаться трупы. А иначе что выставлять в деревнях крестьянам на обозрение, как научить их любить Папу Корасона всей душой и всем сердцем, если под рукой не будет трупов? Как? Без трупов нельзя управлять страной. Нет, лучше пули ничего не бывает. Она священна.
Корасон поцеловал кончики своих пальцев и медленно, словно распускающийся цветок, раскрыл ладонь. Он любил пулю. Первого человека он убил в девять лет. Тот был прикручен к столбу белыми простынями. Увидев девятилетнего мальчишку с огромным пистолетом 45-го калибра, он улыбнулся. Маленький Сакристо выстрелом стер его улыбку вместе с половиной лица.
Однажды к отцу Сакристо пришел американец из фруктовой компании и сказал, что тому нельзя больше оставаться просто бандитом. Он принес отцу какую-то невиданную военную форму. И коробку с бумагами. Отец Сакристо стал президентом, а бумаги — конституцией, оригинал которой и по сей день хранится в нью-йоркском офисе информационного агентства, где ее и сочинили.
Американская фруктовая компания какое-то время выращивала на острове бананы, а потом решила перейти на манго. Но на манго в Америке не оказалось большого спроса, и компания в конце концов убралась с острова.
Теперь стоило кому-нибудь заикнуться о правах человека, как отец Сакристо торжественно указывал на коробку с бумагами:
— Вот гарантия наших прав. У нас самые совершенные законы в мире. Разве не так?
И прибавлял, что если кто-нибудь не верит ему, пусть откроет коробку и сам убедится. Но все верили отцу Сакристо на слово.
Однажды отцу Сакристо донесли, что его хотят убить. Сакристо знал, где живет убийца, и они с отцом отправились туда, чтобы упредить врага. Их сопровождала личная охрана Сакристо в количестве пятидесяти человек. Назад Сакристо и охрана вернулись с телом президента. По их словам тот погиб, храбро сражаясь с врагом. Смерть наступила мгновенно — в перестрелке. Никому не показалось странным, что убит он пулей в затылок, хотя враг находился перед ним. А если кому-то и показалось, то он не стал докладывать об этом Сакристо, который теперь, наследуя власть, сам стал президентом.
Под предлогом выявления врагов, которые погубили его отца, Сакристо лично перестрелял тех генералов, которые хранили его отцу верность.
Сакристо любил пулю. Она дала ему все. И он не собирался слушать разные сказки про средства, которые надежнее пули.
— Клянусь жизнью, это так, — настаивал министр юстиции.
Жирное лицо Сакристо Корасона расплылось в улыбке.
— Конечно, я, может быть, преувеличиваю, — вдруг испугался министр, сообразив, что заигрался и рискует жизнью.
— Вот именно, — сказал Корасон.
Он не повысил голоса. Ему нравился просторный дом министра юстиции: неказистый с виду, изнутри он поражал воображение мраморной отделкой полов и ванных комнат и хорошенькими девушками, которые никогда не выходили на улицу.
Они отнюдь не были дочерьми министра. Так уж повелось, что если подданные не держали красавиц-дочерей под замком, президент или кто-то из его окружения мог воспользоваться ситуацией и лишить девушку невинности. Корасон был разумным человеком. Он мог понять отца, не выпускавшего дочь из дома, — значит, тот дорожил ею. Но зачем скрывать от чужих глаз совершенно посторонних девушек? В его представлении это был тяжкий грех.

Дестроер - 33. Остров Зомби - Мерфи Уоррен => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Дестроер - 33. Остров Зомби автора Мерфи Уоррен дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Дестроер - 33. Остров Зомби у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дестроер - 33. Остров Зомби своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мерфи Уоррен - Дестроер - 33. Остров Зомби.
Если после завершения чтения книги Дестроер - 33. Остров Зомби вы захотите почитать и другие книги Мерфи Уоррен, тогда зайдите на страницу писателя Мерфи Уоррен - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Дестроер - 33. Остров Зомби, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Мерфи Уоррен, написавшего книгу Дестроер - 33. Остров Зомби, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Дестроер - 33. Остров Зомби; Мерфи Уоррен, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Модель для Пикмэна