А-П

 Заповедник 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Сальваторе Роберт Энтони

Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок


 

Здесь выложена электронная книга Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок автора, которого зовут Сальваторе Роберт Энтони. В библиотеке ulib.info вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Сальваторе Роберт Энтони - Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок (причем без регистрации и без СМС)

Размер файла: 261.42 KB

Сальваторе Роберт Энтони - Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок - бесплатно скачать книгу






Роберт Энтони Сальваторе: «Незримый клинок»

Роберт Энтони Сальваторе
Незримый клинок


Тропы Тьмы – 1



Vened/Journeyman
«Незримый клинок»: Максима; Москва; 2004

ISBN 5-94955-023-4 Аннотация «Забытые Королевства» («Forgotten Realms»), подобно «Саге о Копье» или «Звездным войнам», являются одним из известнейших в мире мультимедийных проектов. До сих пор «Forgotten Realms» остается одной из популярнейших компьютерных игр, но звездный час проекта наступил после выхода в свет первых романов Роберта Сальваторе. Созданная им грандиозная сага — один из наиболее впечатляющих примеров сотворения литературной вселенной. Сальваторе не только пишет в лучших традициях жанра, но наряду с Дж. Р. Р. Толкином, Р. Желязны, Т. Бруксом и другими мастерами, сам становится основоположником новых традиций для последующих поколений. Впервые выходящий на русском языке роман «Незримый Клинок» — это новые удивительные и полные опасностей приключения Темного эльфа Дзирта До'Урдена и его друзей. Вульфгар, давний друг и соратник Темного эльфа Дзирта До'Урдена, вернулся из Бездны, где провел шесть мучительных лет в плену у демона Эррту. Но свободен ли он теперь? Ведь есть демоны, которых не одолеть силой оружия, и сражение с ними идет в душе благородного варвара. Самые страшные раны не кровоточат, и Дзирт может только надеяться, что его друг обретет Незримый Клинок и совладает с призраками прошлого... Тем временем могущественные союзники помогают Артемису Энтрери создать в преступном мире Калимпорта целую империю, но сам наемный убийца жаждет лишь одного — отомстить своему заклятому врагу, Темному эльфу-отступнику. Роберт Энтони СальватореНезримый клинок
(Тропы Тьмы-1) Пролог Вульфгар лежал в постели и размышлял, пытаясь разобраться в неожиданных переменах, произошедших в его жизни. Друзья спасли гордого варвара из адского заточения у демона Эррту, и теперь они снова были вместе — дворф Бренор, заменивший Вульфгару отца, а также темный эльф Дзирт, его наставник и ближайший друг. По храпу, доносившемуся из соседней комнаты, можно было определить, что там безмятежно спит щекастый хафлинг Реджис.А еще рядом была Кэтти-бри, милая Кэтти-бри, женщина, которую Вульфгар полюбил в далеком прошлом и семь лет тому назад в Мифрил Халле даже надеялся стать ее мужем. И вот теперь благодаря героическим усилиям его друзей все они собрались здесь, дома, в Долине Ледяного Ветра, в мире и спокойствии.Но Вульфгар забыл, что это такое.Перенеся столько жесточайших мук за шесть с лишним лет плена, варвар попросту не понимал, каково это — пребывать в мире.Вульфгар обхватил себя могучими руками. Он свалился в постель, только поддавшись предельному изнеможению. По доброй воле он ни за что не стал бы спать. Эррту преследовал его и во сне.Так было и этой ночью. Несмотря на глубокие размышления и терзания, Вульфгар все же поддался усталости и провалился в умиротворяющую черноту, которая вскоре сменилась серыми туманными вихрями Абисса Громадный Эррту, с крыльями как у летучей мыши, сидел на своем грибном троне и хохотал. Его хриплый отрывистый смех наводил ужас. Демон хохотал не от радости, он издевался над теми, кого истязал. Сейчас настал черед Вульфгара, и на варвара нацелилась громадная клешня Бизматека, прислужника Эррту. Вульфгар остервенело боролся с Бизматеком, выказывая невероятную для человека силу. Довольно долго ему удавалось отбиваться от громадных рук чудовища и двух его верхних конечностей, оканчивавшихся клешнями.Но справиться с чудищем он не мог. Бизматек был слишком велик и силен, и могучий варвар вскоре начал уставать.Все закончилось так же, как и всегда, — Бизматек сжал одной клешней его шею, а остальными конечностями держал Вульфгара так, что он не мог даже шевельнуться. Бизматек, виртуозно владевший своей излюбленной пыточной техникой, чуть сжимал клешню, полностью перекрывая доступ воздуха, потом ослаблял. И вновь сжимал, и так повторялось снова и снова, и человек, стоя на подгибавшихся ногах, задыхался, а минуты тянулись мучительно долго, превращаясь в еще более мучительные часы.Вульфгар рывком сел, схватившись за горло, и даже поцарапался, пытаясь оторвать невидимую клешню, но потом понял, что никакого демона нет, а он лежит в собственной кровати, что друзья неподалеку и все они находятся в краю, который он привык называть родиной.Друзья…Разве для него это слово имеет хоть какой-то смысл? Что они могут знать о его мучениях? Разве могут они хоть чем-то помочь ему, избавить от этого бесконечного ночного кошмара, имя которому — Эррту?Истерзанный гигант так и не заснул больше, и когда еще задолго до рассвета Дзирт явился, чтобы разбудить его, то застал Вульфгара уже одетым и готовым пуститься в путь. Они должны были отправиться сегодня же, все вместе, впятером, на юго-запад, забрав с собой Креншинибон Путь их лежал в Кэррадун на берег озера Импрэск, а затем — в горы Снежные Хлопья, где находился храм Парящего Духа. Там священник по имени Кэддер-ли уничтожит злополучный осколок.Когда Дзирт вошел в комнату Вульфгара, Креншинибон был при нем. Дроу не выставлял его напоказ, но варвар явственно ощущал присутствие магического кристалла. Креншинибон был все еще связан со своим последним владельцем, демоном Эррту. В нем пульсировала энергия чудовища, а Дзирт с камнем стоял в двух шагах, и варвару казалось, что сам Эррту стоит рядом с ним.— Прекрасный день, как нельзя лучше подходит для путешествия, — весело объявил дроу, но Вульфгару показалось, что в его голосе проскальзывают снисходительные нотки. С большим трудом он удержался, чтобы не съездить кулаком по физиономии эльфа.Варвар что-то буркнул в ответ и прошел мимо внешне хрупкого дроу. Ростом Дзирт был чуть выше пяти футов, тогда как в великане Вульфгаре было почти семь, да и весил могучий варвар в два раза больше. Одно только бедро Вульфгара в обхвате было равно талии Дзирта. Но если бы дело дошло до стычки, знающие люди поставили бы на темного эльфа.— Я еще не будил Кэтти-бри, — сказал Дзирт.Вульфгар, услышав имя девушки, резко обернулся и тяжело уставился прямо в лавандовые глаза эльфа.— Зато Реджис уже встал и приступил к утренней трапезе, — похоже, он надеется до отхода проглотить два, а то и три завтрака, если повезет, — с веселым смешком добавил Дзирт, но Вульфгар не разделял его настроения. — Бренор же присоединится к нам в поле за восточными воротами Брин-Шандера. Он готовит жрицу Коротышку к тому, чтобы она заменила его на время нашего путешествия.Вульфгар почти не слушал его — ему все было безразлично. Весь мир.— Может, разбудим Кэтти-бри? — спросил дроу.— Сам разбужу, — грубо ответил Вульфгар. — А ты ступай к Реджису. Если он набьет себе брюхо, то будет еле ползти, а я хочу поскорее добраться к твоему приятелю Кэддерли и избавиться от Креншинибона.Дзирт хотел что-то ответить, но Вульфгар уже повернулся и направился к комнате Кэтти-бри. Он распахнул дверь, громко стукнув один-единственный раз. Дзирт двинулся было к нему, чтобы отчитать за неподобающее поведение — ведь девушка еще даже ничего не ответила, — но потом решил не вмешиваться. Кэтти-бри вполне могла постоять сама за себя.К тому же Дзирт чувствовал, что его желание поставить варвара на место отчасти вызвано ревностью, ведь Вульфгар был когда-то нареченным девушки, а вскоре, быть может, станет ее мужем.Дроу провел по лицу ладонью и пошел искать Реджиса.Кэтти-бри стояла в одной сорочке, застегивая брюки, и с изумлением взглянула на ворвавшегося в комнату Вульфгара.— Мог бы дождаться, пока я отвечу, — сухо бросила она и, быстро справившись со смущением, взяла рубашку.Вульфгар кивнул и поднял руки ладонями вверх, видимо в знак извинения. Но Кэтти-бри обрадовалась и этому. Она ясно видела, какая боль застыла в небесно-голубых глазах гиганта, понимала, что его нечастые натянутые улыбки не значат ровным счетом ничего. После долгих разговоров с Дзиртом, Бренором и Реджисом все они решили относиться к другу с предельным терпением. Ведь только время могло залечить раны Вульфгара.— Дроу приготовил завтрак на всех, — сообщил варвар. — Нужно поесть перед долгой дорогой.— Дроу? — от неожиданности вслух повторила Кэтти-бри. Ее поразило, как отстраненно Вульфгар говорит о Дзирте. Может, вскоре он и Бренора назовет просто «дворфом»? А она, в свой черед, станет для него просто «девушкой»? Кэтти-бри глубоко вздохнула и накинула на плечи рубашку, мысленно уговаривая себя, что варвару в самом буквальном смысле пришлось пройти адовы муки. Она повнимательнее всмотрелась в лицо Вульфгара, и ей показалось, что в его голубых глазах промелькнуло замешательство, словно такая черствость по отношению к Дзирту поразила и его самого. Что ж, это хороший признак.Он повернулся, чтобы выйти, но Кэтти-бри подошла поближе и легонько погладила его по щеке, проведя пальцами по жесткой щетине — он либо решил отрастить бороду, либо просто считал бритье излишним.Вульфгар взглянул в ее полные нежности глаза, и впервые со времени битвы на плавучей льдине, когда друзья сообща отправили на тот свет злобного Эррту, в появившейся на его лице слабой улыбке мелькнул какой-то отблеск подлинного чувства.Реджису действительно удалось слопать три порции, и он ворчал из-за этого все утро, после того как друзья вышли из Брин-Шандера, одного из Десяти Городов в суровой Долине Ледяного Ветра. Сначала их путь лежал на север, так идти было легче, а потом поворачивал строго на запад. Далеко на севере можно было разглядеть высокие здания Таргоса, второго по величине города, а дальше, за крышами домов, расстилалась сияющая гладь Мер Дуалдон.К полудню, преодолев больше десяти миль, они оказались на берегу большой реки Шенгарн, вспучившейся от вешних вод и быстро катившей свои волны к северу. Они пошли по течению к Мер Дуалдон, где в городе Бремене их должна была ждать лодка, о которой заранее договорился Реджис.Деликатно отклонив настойчивые просьбы жителей города задержаться, чтобы поужинать и отдохнуть, друзья снова пустились в путь, невзирая на протесты Реджиса, нывшего, что он умирает с голоду и с минуты на минуту просто ляжет на дороге. Вскоре они были уже много западнее реки. Родной дом оставался все дальше за спиной.Дзирту не верилось, что прошло так мало времени, а они уже снова в пути. Вульфгар возвратился к ним. На родной земле царит мир, и все же им не сидится на месте, и снова, послушные зову долга, они торопятся навстречу приключениям.Капюшон дорожного плаща скрывал лицо дроу, защищая его чувствительные глаза от яркого солнца. Поэтому никто из его спутников не видел радостной улыбки темного эльфа.
Часть I. Безразличие Я нередко задумываюсь, почему я ощущаю неясное томление, когда сабли мои лежат в ножнах, а в мире вокруг все дышит покоем. Ведь ради этого я и живу, именно за этот покой, о котором мы все мечтаем, когда воюем, я и борюсь, но при этом в мирные времена — бывшие нечастым подарком за семьдесят с лишним лет моей жизни — у меня нет ощущения, что идеал наконец достигнут. Как раз наоборот — мне тогда кажется, что в жизни чего-то не хватает. Это какое-то нелепое несоответствие, но я понял, что я — прирожденный воин, существо, которое должно действовать. Когда в действии нет необходимости, мне становится тягостно. Если на горизонте не маячит очередное приключение, если нет чудищ, с которыми нужно, сразиться, и вершин, которые можно покорить, меня одолевает скука. Со временем я понял, что такова уж моя натура, таким я создан, и поэтому в редкие промежутки, когда жизнь кажется пустой, можно найти выход и победить скуку — скажем, разыскать вершину выше прежней и покорить ее. Сейчас, наблюдая за Вульфгаром, вернувшимся из клубящейся тьмы преисподней, где безраздельно правил Эррту, я замечаю в нем похожие симптомы. Но боюсь, состояние Вульфгара серьезнее, чем обычная скука; он постепенно впадает в глубокое безразличие. Когда-то он так же, как я, не любил покой, однако теперь даже действие не способно излечить его от апатии. Его родной народ звал его к себе и хотел снова поставить во главе союза племен. Даже упрямый Берктгар готов был уступить ему место вождя, потому что понимал, как и все остальные, что под руководством Вульфгара, сына Беарнегара, кочевым племенам Долины Ледяного Ветра жить будет намного лучше. Но Вульфгар не внял их призыву. И я вижу, что не скромность, не слабость и не боязнь не справиться со своими обязанностями или не оправдать ожиданий людей удерживают его. Со всем этим можно совладать, урезонить себя, прибегнуть, наконец, к помощи друзей, в том числе и к моей. Нет, причина в другом. Просто Вульфгару все совершенно безразлично. Быть может, его собственные страдания в лапах Эррту были столь велики, что он разучился чувствовать боль других существ? Может, он пережил такие невыносимые ужасы, что теперь глух к чужим крикам? Безразличия я боюсь больше всего, потому что от этой болезни нет верного средства. Но если быть честным до конца, то, вглядываясь в лицо Вульфгара, я вижу ее бесспорные признаки. Он так погружен в себя, что воспоминания о перенесенных ужасах заволокли его зрение. Быть может, он даже не понимает, что кто-то другой может страдать. Л если и понимает, то думает, что ничья боль не сравнится с тем, что пришлось вынести ему в шестилетнем плену у Эррту. Утрата способности сопереживать может оказаться самым глубоким и долго не заживающим следом его мук, незримым клинком врага, терзающим его сердце и лишающим моего друга не только сил, но и самой сути человеческой личности. Ибо кто мы есть без сопереживания? Разве можно найти в жизни какую-то радость, если мы не способны понять радости и горести других, если не можем разделить чувства своих близких? Я вспоминаю годы, проведенные в Подземье после того, как я сбежал из Мензоберранзана. Я смог пережить эти долгие годы в одиночестве, если не считать нечастых появлений Гвенвивар, только благодаря своему воображению. Но я не уверен даже в том, что Вульфгар сохранил эту способность. Ибо для воображения требуется погружение в себя, в свои мысли, но, боюсь, всякий раз, как мой друг обращает мысленный взор внутрь себя, все, что он там видит, — это грязное месиво и ужасы Абисса и пасти прислужников Эррту. Он окружен друзьями, которые любят его всем сердцем и готовы оставаться с ним до конца, чтобы высвободить его душу из невидимых сетей Эррту. Может быть, Кэтти-бри, которую он когда-то так сильно любил (и, возможно, все еще любит), сыграет самую важную роль в его возвращении к нормальной жизни. Должен признать, мне больно видеть их вместе. Она изливает на Вульфгара столько нежности и сострадания, однако он остается глух ко всему. Было бы лучше, если бы она влепила ему пощечину, глянула бы сурово, чтобы он встряхнулся и понял, в каком состоянии находится. Я хорошо это понимаю, но все же не могу посоветовать ей вести себя иначе, потому что их взаимоотношения гораздо сложнее, чем представляется стороннему наблюдателю. Я думаю лишь о благе Вульфгара, но все же, если бы я убедил Кэтти-бри проявлять к нему поменьше сострадания, это могло бы быть понято — по крайней мере Вульфгаром — как вмешательство ревнивого соперника. Хотя, может, и нет. Правда, я не знаю, что испытывает Кэтти-бри по отношению к своему бывшему суженому, она стала довольно скрытной в последнее время, но я вижу, что Вульфгар сейчас не способен любить. Не способен любить… Разве можно сказать о человеке что-либо более удручающее? По-моему, нет, и я многое отдал бы за то, чтобы не говорить этого о Вульфгаре. Но для любви, истинной любви, нужно уметь сопереживать. Сопереживать в радости, в горе, в веселье, в печали. Когда человек воистину любит, его душа становится зеркалом чувств и переживаний другого, и тогда радость умножается, подобно тому как комната с зеркальными стенами кажется больше. И как многочисленные отражения сглаживают неповторимость черт находящихся внутри этой комнаты предметов, так же и горести уменьшаются и бледнеют, будучи разделенными другим существом. Именно этим и прекрасна любовь, вне зависимости от того, что питает ее — страсть или дружеское чувство, прекрасна тем совместным переживанием, что умножает радости и уменьшает горе. Вокруг Вульфгара сейчас друзья, от всей души жаждущие взаимопонимания и родства душ, которое когда-то существовало между нами. Но он не в состоянии ответить на наши чувства, не может пробиться сквозь стены, которые сам же возвел, защищаясь от демонов. Он утратил способность сопереживать. Мне остается лишь молиться, чтобы когда-нибудь она вновь возродилась в нем, чтобы со временем он смог открыть сердце и душу тем, кто этого заслуживает, поскольку без сопереживания у него не будет цели, а без цели он не обретет удовлетворения. Без удовлетворения не будет удовольствия, а без удовольствия он никогда не испытает радости. А мы, все мы, ничем не сможем ему помочь. Дзирт До'Урден Глава 1. Чужой в своем доме Артемис Энтрери стоял на вершине каменистого холма, откуда открывался вид на громадный пыльный город, и пытался разобраться в сумбуре нахлынувших на него чувств. Он стряхнул пыль и песок с губ и бородки клинышком, которую не так давно отпустил. Только коснувшись рукой колючей щеки, он понял, что несколько дней не брился.Но ему было все равно.Ветер растрепал его длинные волосы, и отдельные пряди, вырвавшись из пучка, назойливо лезли в глаза.Но ему было все равно.Он просто смотрел на Калимпорт и одновременно прислушивался к себе. Этот человек, почти две трети своей жизни проведший в городе, широко раскинувшемся на южном побережье, добился здесь славы лучшего воина и наемного убийцы. Единственным местом на земле, которое он мог бы назвать домом, был этот город. Сейчас над Калимпортом сияло немилосердное солнце пустыни, и под его лучами сверкал белый мрамор богатых домов. Солнце также освещало лачуги, хижины и рваные шатры, разбросанные повсюду вдоль дорог, чрезвычайно грязных оттого, что не имели должной системы канализации. Глядя сейчас на город, наемный убийца никак не мог разобраться в своих чувствах. Когда-то он хорошо знал свое место в этом мире. Он достиг вершин своей гнусной профессии, и его имя произносилось не иначе как с почтением и страхом. Если паша Пуук заказывал Артемису Энтрери убить кого-либо, этого человека вскоре обязательно находили мертвым. Исключений из правила не было. Но, несмотря на то что Энтрери нажил себе много врагов, он мог совершенно открыто расхаживать по улицам Калимпорта, ничуть не боясь, что кто-то отважится замыслить против него недоброе.Никто не осмелился бы выстрелить в Артемиса Энтрери, потому что для этого надо быть уверенным, что убьешь его единственной стрелой, его, того самого человека, который, казалось, был неуязвим для простых смертных. В противном случае Энтрери сам начал бы охоту на тех, кто на него покушался, и, без сомнения, нашел бы их и убил.Энтрери вдруг заметил краем глаза какое-то неуловимое движение, легкое смещение в рисунке теней. Поэтому, когда на дорогу футах в двадцати перед ним вдруг выскочил человек в плаще и загородил путь, скрестив руки на могучей груди, убийца лишь вздохнул и тряхнул головой, не слишком удивившись.— Направляешься в Калимпорт? — с сильным южным акцентом осведомился встречный.Энтрери ничего не ответил, он держал голову прямо, только глазами быстро обшаривал скальные обломки, громоздившиеся по обе стороны тропинки.— Чтобы пройти, надо заплатить, — продолжал здоровяк. — Я буду твоим проводником. — С этими словами он поклонился и выпрямился, скалясь в щербатой ухмылке.Энтрери много слышал о таком вот вымогательстве, но никогда еще никто не отваживался преградить ему дорогу. Да, что правда, то правда, он слишком долго отсутствовал. Однако убийца по-прежнему хранил молчание, и здоровяк откинул полу плаща, показывая меч на поясе.— Сколько монет ты мне дашь? — поинтересовался он.Энтрери хотел было приказать ему посторониться, но передумал.— Ты что, глухой? — гаркнул человек, вытащил меч и сделал шаг вперед. — Плати, или твой труп сам рассчитается со мной и моими дружками.Энтрери не ответил и не шелохнулся, даже не думая доставать свой кинжал с самоцветами — единственное оружие, бывшее у него при себе. Он спокойно стоял на месте, и его безразличие, похоже, еще больше разъярило здоровяка.

Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок - Сальваторе Роберт Энтони => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок автора Сальваторе Роберт Энтони дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Сальваторе Роберт Энтони - Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок.
Если после завершения чтения книги Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок вы захотите почитать и другие книги Сальваторе Роберт Энтони, тогда зайдите на страницу писателя Сальваторе Роберт Энтони - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Сальваторе Роберт Энтони, написавшего книгу Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Тропы Тьмы - 1. Незримый клинок; Сальваторе Роберт Энтони, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Рассказы о Шерлоке Холмсе -. Рыжая вдовушка